Дедолиада

Юмор

История: лежу в больнице. Рядом лежит дед номер 1 лет 60-ти и дед номер 2 80-ти лет. Сижу на кровати, читаю книжку. Дед лет 80-ти страдальческим голосом: мужикииии, простите, голубок.

Я в аухе начинаю подниматься с кровати, вдруг деду пизда приходит, надо врача там позвать еще что-нибудь сделать….дед оглушительно пердит. Далее, извиняясь: простите, говорит, мужики, сил нет, прихватило.
Ну что уж тут. Старость. Понимать надо. Приоткрыл окошко, лежу читаю дальше.
Тут дед, который лет 80-ти опять начинает волноваться. В дело включается дед номер 1, который лет 60-ти:
— Что, опять?
Дед номер 2 мучительно улыбаясь кивает.
Дед 1:
— Погоди, погоди,— проворно вскакивает открывает дверь, выглядывает, обращается к деду 2, — годи, отец, годи…
Я с интересом наблюдаю, чо годить то, дело такое…
— Давай!
Дед номер раз напрягается и….хер его знает как такое тщедушное старенькое тело смогло издать такой звук. Это был великий пук. Князь бздежа!
Параллельно дед 2 складывает руку пистолетом и направляет на молоденькую врачиху, которая как раз поравнялась с дверным проемом.
Вы когда-нибудь видели прыгающую в противоположную стенку девочку лет 28, модельной внешности, в белом халате с огромными зелеными глазами и низким хриплым «ёёёёёбаный сусек».
Я лежал в проеме между кроватями, и думал две мысли: причем тут сусек и сколько я еще смогу продержаться без кислорода, ибо вдохнуть от хохота не получалось.

«Заезжаю» в палату. Там меня радостно встречают 3 деда. Один без ноги (Анатолий Иванович), второй в ожидании ампутации (имя не важно), третий просто дед (Василий.)
Пока заехал, разложился, познакомился, деда увозят на ампутацию. Время близится к обеду. Спустя пол часа в коридоре слышен звук приближающейся телеги с пищей.
Анатолий Иванович:
— Нука, ща посмотрим, успели ему лодыгу откромсать или на завтра оставили.
Я:
— Недопонял?
— Ну если успели будут тефтели в с подливой…
— В смысле?????
— Ну когда ногу кому отрезают, на обед всегда тефтели
Подъезжает тележка, начинают разливать суп и на второе тефтели с подливой… Я, конечно, не повелся, но от пищи все равно отказался. Анатолий Иванович радостно уплетает тефтели.
— Слышь, Вась, говорит второму деду, — а с моей то культяпы тефтели нажористей были.
Радостно лыбятся, я ухожу курить в сортир. Выяснилось что тефтели с подливой — ежедневная пища на обед.

Ночь. Часа 3. Василий не просто храпит, но в промежутках между храпами еще кого-то обзывает мудаком. Спать нереально. Храп на взрыд. Будить бессмысленно, переворачивается на другой бок и храпит дальше. Я достаю планшет начинаю читать. В васином храпе 10-ти секундная пауза, потом особенно удачный взрыд храпа и без остановки оглушительный пердеж. Я ажно привстал от удивительно гармоничного сочетания двух звуков. В свете планшета мое удивленное лицо. Абсолютно спокойный голос Анатолий Ивановича:
— Пиздец, обосрался перед смертью, зови медсестру.
Секунд пять на осознание сказаного, и ожидания рецидива храпа и меня бьет истерика.

На следующий день встал часа в три. Проснулся, поставил чайник, ушел мыться. Возвращаюсь. Анатолий Иванович как бы продолжает прерванный разговор:
— Вась, ты когда в магазин пойдешь?
— Чего вдруг?
— Так за поллитрой, я тебя вчера от смерти спас.
— ???
— Так тебя Андрюшка (это обо мне) чуть спинкой от кровати не перекрестил, чтоб ты не храпел.
— Да иди ты (Василий не в духе).
Естественно спать я отправился часа в 4 утра. Сидел в столовой, читал книжку. Захожу в палату, дужка от моей кровати лежит у меня на подушке. Блякаю, подсвечивая телефоном, начинаю вставлять обратно. Слышу в темноте:
— Вася, Вася, — Анатолий Иванович тычет костылем в Василия, благо тот на соседней кровати.
Вася просыпается в непонятках.
— Вот гляди, а ты мне не верил, — и зажигает свет над своей кроватью. Напротив них стою я с металлической изогнутой трубой в руках. Анатолий впадает в истерику, я в ахуй.
Василий спешно надевает тапки, выдает:
— «Андрюха, я думал ты мне друг, а ты взял и в карман мне насрал» и прытко сваливает из палаты.
Пока разобрались, Толика чуть кондратий не догнал, так он ржал. На следующий день в рамках мести спиздил у него телескопические костыли и переставил регулятор длины на минимум.

— Нахватал?
— Нахватал как ебаный тузик блох.
День начался с утра. Когда два веселых деда (тут речь пойдет об уже знакомых Анатолии Ивановиче и Василии Батьковиче) не лежали под капельницами, не ели и не спали, они играли в дурака.
Анатолий Иванович заходит под Василия Батьковича:
— На! Бросает карту
— Да в рот она ебется, — Василий с достоинством отбивается.
— Валет! Подкидывает Анатолий Иванович.
— А вот это тебе хуй обосанный? — отвечает риторическим вопросм и отбивается Василий.
— Валет
— А вот это тебе хуй обосанный? — ситуация повторяется.
— Пенёёёёк ты обосанный, — не может скрыть разочарования Анатолий Иванович.
Наступает очередь ходить Василия:
— На, ебаный по голове, на блядь, на ебтваю душу мать, — Василий заходит сразу с 4х карт.
— У-у-у-у, бля-я-я-я-ядь, — Анатолий явно расстроен, — какой ты нехороший мужик, что б ты колючей проволокой просрался.
Вообще то, описывая этот диалог, я не надеюсь передать всю прелесть показных обид, наигранной агрессии, азарта и прочее, но даже так, по моему, это прекрасно:
— Ты, блядь, ходишь, черножоп?
— У тебя все козыри!
— А это тебя не ебет в этой истории!
— Нет, блядь, ни одного козыря!
— Пиздишь, блядюга, все козыря, пиздабол ебаный.
— Какой нехороший человек, так и норовит к ногтю прижать…

День начался, спать больше неохота.
Есть и другие деды… я бы даже сказа deadы. Вчера выписали таки деда-ковбоя, и на его место вселился новый дед. Как я его называю мистер Храп или дядюшка АУ. С мистером храпом я думаю всем все ясно, почему АУ? Все просто. АКУСТИЧЕСКИЙ УДАР потому что. Он храпит уникально. Коварно и подло. Начинает он вполне себе миролюбиво посапывать, но вместе с тем, как ты начинаешь привыкать, абстрагировать он увеличивает децибелы. Только ты смог установить в голове приемлимую тишину, как децибелы увеличиваются и развевают приятную тяжесть в голове.
Вот ты зарыл голову в подушку, положил сверху полотенец и, как бы уже привык, и как бы уже заснул, но тут наступает полная тишина. Ни звука, ни посапывания. Ты удивленно открываешь глаза, убираешь полотенце поворачиваешься на бок, наивно оставив ухо беззащитным… и тут взрыв. Дядюшка АУ начинает втягивать в себя воздух с классическим ХРРРРРРР, периодически постанывая от удовольствия от своего коварства. Вот к этому привыкнуть уже не получится. Взрывные ХРРРРР неожиданны, пауза длится от 3-х до 25 секунд.
Я дергал кровать, свистел, тыкал в бок пальцем, но все тщетно. Я забил на уважение к старости и потряс его за плечо:
-— Александр (так этого динозавра называют в миру), перевернитесь на бок, Вы ужасно храпите!
Он перевернулся на бок и захрапел еще громче. Я сдался, оделся и пошел в столовую. Где-то в половине седьмого утра, одурев от никотина и чая я с позором вернулся в палату. Дядюшка АУ надевал штаны:
— Во, а ты че не спишь?
Я думал, что я очень зол, я и догадаться не мог что мне предстоит.

Часам к 8-ми палата проснулась и первым делом что? Включила приемник. Радио Дача. Когда выпишусь сожгу на хуй эту радиостанцию!
Слегка помучившись, я заснул вновь. Счастье было, счастье будет, но сейчас счастья нет. Надо мной стоял 80-ти летний пердун, про которого я уже рассказывал, и тряс меня за плечо. Я открыл глаза.
— Ты чего развалился в плавках, ты еще надрочи хуй и показывай всем!
Я открыл глаза сильнее.
— Трусы надень! — безапеляционно заявил он и ткнул пальцем в свои семейники, — как нормальные мужики!
Я выдохнул и начал осознавать, что страый выблядок разбудил меня для того что б принудить к исполнению его свода норм морали и этики. Весьма невеселые картины начали вырисовываться в моем мозгу, самое безобидное что мне придумывалось — это засунуть старого пидора в тумбочку и выбросить в окно с 4-го этажа.
— Иди на хер, дебил старый, — прошипел я сквозь зубы.
Дед оказался глуховатый:
— На кой те махер, сатиновые носи!
Я лег на подушку, отвернулся и упал в густую смесь злости и забытья. Спустя некоторое время мне удалось уснуть. Мне снилась стюардеса по имени Жанна. Я даже догадываюсь почему. Стюардеса по имени Жанна розовым розами пиздила ненавистного деда, а я пытался вооружить её дужкой от кровати. Наконец у меня это получилось, но вместо того, чтобы угандошить старого маразматика в сатиновых трусах, мерзкая Жанна начала тыкать холодной дужкой мне в спину.
Я проснулся озверевшим заранее. Развернулся через чур резко. Что то упало на пол. Сзади меня стоял дядюшка АУ и растеряно улыбался:
— Андрюха, я те завтрак взял, манную кашу, но уронил, но ниче, я ща еще принесу. — с этими словами он поднял металлическую миску с помощью которой меня будил и бодрой пингвинихой ломанулся в коридор, где были слышны звуки удаляющейся тележки с ведрами манной каши. Я лег и заплакал от бессильной злобы тоски и безысходности.

Самые важные вопросы по традиции обсуждаются утром. Дедовские организмы бодры, веселы и тонусны. Я же сплю.
— вот слышишь храпит?
— неразборчиво….хуй…… неразборчиво…. его в рот …… ебать-тарахтеть
Это дядюшка АУ обсуждает мой храп с дедом-пердуном. Тот отвечает тихо, шамкая, с другого конца палаты.
Ну какой у меня храп по сравнению с дядюшкой Акустическим Ударом. Так, жалкое посапывание больного котенка, после того как он обосрался приняв лишку молока.
Дядюшка АУ не хочет оставлять тему:
— а знаешь почему храпит?
Что-то недоуменно-вопросительное в ответ. Дядюшка АУ садится на кровати и рассказывает: вот гляди, на боку лежал — не храпел, а на спину перевернулся и захрапел, почему? Не знаешь? А я расскажу….он когда на спину лег, у него яйца жопу заткнули, обратной тяги нет, вот и захрапел.
Из состояния дремы я выпадаю сразу…… прямиком в истерику, попутно ощупывая свои яйца….мало ли…..

Встал, помылся, решил позавтракать. Поставил чайник, принес порционно нарезаную скумбрию. Кстати бутерброды со скумбрией, маслом и батоном, как выяснилось, гораздо вкуснее чем с красной рыбой, но суть не в этом. Сделал бутерброд, предложил всем. Все отказались. Дядюшка АУ недоверчиво спрашивает, мол ни селедка ли у меня, отвечаю, что нет, скумбрия. Наливаю чай в кружку откусываю бутерброд. Дядюшка АУ:
— знаешь, Андрюха, селедкой хорошо мандавох выводить….
Я застываю с куском бутера во рту, смотрю на него….
— Ну че ты смотришь, народное средство, поймал мандавох, беги за селедкой посоленей.
Я, прожевав:
— и че, к лобку её привязать или под подушку положить (об этом поподробней чуть дальше)?
— на хуя? Ты чо дурак? Вот слушай.
Я слушаю, по дороге хавая буретброды с маслом и скумбрией.
Вот поймал ты мандавох…, — я киваю и жую, — купил селедку…., я жую и киваю, — очищаешь её от костей и размазываешь по лобку.
Я перестал кивать, жевать, судорожно сглотнул и выдал единственное возможное:
— на кой дряблый хер размазывать селедку по лобку с мандавошками???
— ээээ, ни хера то вы не знаете, — я откусил кусок бутерброда побольше и принялся слушать.
— Вот размазал ты селедку по лобку, подождал часок, и иди к воде. Речке, озеру да хоть к луже, главное чтоб открытый водоем был.
Я дожевал, кивнул, засунул в рот остатки бутерброда и принялся слушать что-нить о биоэнгергетике соли, силе воды или водяных чертиках, на худой конец, которые вместе с селедкой сожрут мандавох с лобка… Но не угадал.
Дядюшка АУ продолжал выдавать тайны древней народной медицины:
— вот пришел ты к озеру, снял штаны и беги, — я выпросительно перестал жевать, — они после твоей селедки к озеру ломанутся воды попить, а ты в это время съебешься, понял?
Понял, что тут непонятного. Рядом с дедами расслабляться нельзя. Если б я не был опытным — мог бы подавиться и задохнуться, а так просто поплевался бутербродом, похрипел мальца и водичкой отпоился. Колхозная венерология бля….

Бей в барабаны! Открывай шампанское. Дорогой друг! Сегодня ты уходишь в большой порой жестокий, но такой красивый и интересный мир. Ты уходишь от нас. И хотя мы лишимся счастья лицезреть тебя ежедневно, воспоминания о твоем храпе и пятилитровая бутыль с квасом останутся с нами навсегда. Будут жить в наших сердцах. ТУШ!!!
Дядюшка АУ (акустический удар) поставил готовиться квас. Скопил хлебных крошек, взял баклажку от воды и залил все кипятком. Гениальный был человек….а как он апгрейдил горчицу сахаром…… Только он прохрапев до 5 утра, сходив в туалет, и обнаружив что все, кроме одного не спят мог начать подтрунивать над этим самым одним за его тихонькое посапывание во сне. Ах сколько раз мне хотелось въебать ему уткой промеж ушей….и вот он ушел. Домой.
А каков был затейник…

Областная больница. Контингент в основном деревенский. Уровень важности носителей белых халатов доходит до уровня «белого господина.»
Со мной в палате лежит дядя Ваня. Как я его не пытался по имени отчеству….исключительно дядя Ваня. Маленький пузатенький пейзанин. С виду простак и балагур, но умен зараза и подъебист до черезвычайности. Сложные переломы пальцев, связки порваны и проч.
Первый день, вечер. Сформировать запас пищи в холодильнике еще не успел. Сижу, смотрю голодными глазами вокруг.
Дядя Ваня:
— Андрюх, бананы любишь? — вопрошает он копаясь в необъятном пакете.
Я:
— Да, не откажусь.
Дядя Ваня:
— А клубнику?
Я:
— Лучше банан.
Дядя Ваня пристально смотрит в пакет, что-то достает и протягивает мне:
— Извини, бананьев нет, вот гондон с банановым вкусом, хочешь пожуй…
Я даже обидеться не смог. Выяснилось что он презеры на руки надевал, когда мылся.

Завозят паренька лет 17. Сунул руку то ли в трактор то ли куда- то еще. Вместо запястья кровавый ужас, микрохирургам откровенно похуй на кости, шили артерии, в дальнейшем нервы. Паренек бодр и весел. Ожившая картина «Чудны крестьянские дети во время общественных чтений». Вот тут дядя Ваня выложился на полную. Дня три подряд отправлял его на зарядку к 9 утра к главному входу, пока тот не пожаловался заведующему, что физкультурники третий день пропускают работу. Потом объяснял как правильно делать клизьму.
Концепция такова: перед следующей операцией обязательно будут делать клизьму. Воду вливают в жопу до тех пор, пока ртом не пойдет. Да больно, но так надо. Но я тебя научу: когда позовут в рот воды набери. Вот тебе в жопу вставили, вода пошла, ты потерпи минуту две, а потом набранную в рот воду фонтаничиком пускай. Тогда тебя сразу отключат и терпеть не придется. В то время я взял за правило держать рядом с собой стакан воды. После того как я представил глаза медсестры в тот момент когда паренек со шлангом в жопе будет изо рта струйкой воду пускать, мол все, я полный — я не смог открыть бутылку с водой и чуть не задохнулся от смеха. Шутки шутками но в глазах темнеть начало.

Финальный акорд реально чуть не закончился плачевно. Экшн происходил в пол седьмого утра, организм был не размят… Было так:
Заходит вечером медсестра ставит на стол стаканчики с таблетками и 2 бутылки, в таких бутылках раньше сливки продавали детские. Грам 200, горлышко шириной сантиметра 2 — 3. На бутылке резинкой прикреплена фамилия того, кому в эту бутылку надо пописать и поставить у поста медсестры, дабы та по утру отправила это в лабораторию. Дядиваниной жертвы в палате нет. Дядя Ваня хищным тараканом прыгает к бутылке и с помощью шариковой ручки вносит исправления. К слову моча, дописывает слова кал. Приходит паренек, видит бутылку со своей фамилией, спрашивает у меня, мол что это. Я какими-то дичайшими усилиями каждой мускулки своего организма удерживаюсь от падения на пол и конвульсий. Жму плечами, отворачиваюсь, закрываю глаза. По щекам обильно текут слезы. Дядя Ваня абсолютно серьезно начинает вещать:
— Это те анализы сдать надо, кал и мочу.
— Кал?
— Ну, говно, по-русски
Паренек очень заинтересовано смотрит на узенькое горлышко. Просовывает в него палец, смотрит вопросительно на меня. Я ложусь лицом к стенке и вгрызаюсь в подушку. Дядя Ваня продолжает:
— Ну хуле ты на нее смотришь, сначала нассышь туда, потом насрешь.
— Как туда срать то?
Дядя ваня не выдерживает:
— Ты блядь заканчивай свое село позорить, насерешь в утку, потом возьмешь и затолкаешь туда говна кусок. У них в лаборатории оборудование, они там разберутся.
Паренек не верит. Дяд Ваня обижается, посылает паренька в пизду и обиженно «засыпает», паренек уходит уточнять у медсестры. Я плачу в подушку. Вообщем суть да дело, не помню что там было уже, то ли пришел кто-то, то ли в карты пошли играть. Вообщем уснули.
В пол седьмого утра в палате зажигается свет и вбегает медсестра. Спросони я не могу понять что она орет. Из общего кудахтанья отчетливо выделяется лишь два смысловых посыла: а) охуели, б) ебанулись. Медсестра чем то активно машет, лампа слепит глаза. Потихоньку очухиваюсь и готовлюсь жестко оборвать медсестру, ибо нехуй беспределить, но тут вижу что у нее в руках.
Как выяснилось, паренек не пошел за советом ни к медсестре, ни к дежурному врачу, наверное, побоялся опозорить-таки родное село.
Медсестра гневно потрясала бутылочкой из под детских сливок наполовину заполненой жидкостью желтого цвета, предположительно мочой и заткнутой на подобие пробки здоровенным, сантиметров 10 минимум котяхом. Причем большая часть находилась снаружи, видать крепкое деревенское говно не пролезло в узкую бутылку. Эта инсталяция сильно смахивала на бутылку в берлоге отшельника-алхимика.
В тот раз я не смеялся, ни орал и не подвизгивал. Я лежал на кровати и мелко трясся, глаза были открыты, но не видели, изо рта раздавался тихий стон. Потом дико болели мышцы живота и спины.

Предал я великое дело больничного сталкинга. Продал своих дедов. Лег в одноместную палату. Не та больница пошла, ох не та.
Заселился, осмотрелся и так мне тоскливо стало. Так пакостно. Ведь с собой у меня было: 5 метров электропровода, 2 накладных розетки, разводной ключ, плоскогубцы, фумка, универсальная отвертка, индикатор, изолента, банка с саморезами, ну и по мелочи: надфили, стамеска маленькая, шестигранники и прочее.
Раньше как было: в начале надо электрофицировать свою койку, да так что бы не мешать чайнику от единственной розетки работать, потом койку до ума довести, потом в душевую прокатиться, шланг укрепить (я микробов боюсь и моюсь ежедневно, а душ течет обычно) потом хавку в холодильник грамотно определить (тож не оч простая задача) и только потом начать комфортно существовать, по дороге заставляя дверь держаться в закрытом состоянии, а тумбочку не складываться по принципу карточного домика.
А тут такое западло: тумбочка новая, кровать 15-го года выпуска, холодильник стоит собственный и… ДУШ И СОРТИР В ПАЛАТЕ!!! Конец великому делу больничного сталкинга. Даже ручки в пластиковом окне есть-открывай когда хочешь, что я и сделал для выкуривания депрессивной сигаретки.
Рано расслабился, где то через полторы минуты меня уже ебали, причем для ебли подтянули серьезные ресурсы. Не надеясь совладать со мной своими силами младший мед персонал подтянул к моим стенам главный калибр — заведующего, ведущего ангиохирурга области.
Свежевыебанный я четко усек что в палате курить нельзя и возликовал, вот он оперативный простор, вот она неизведанная зона. Недолго думая я отправился по пути наименьшего сопротивления: лестничная клетка. Но там меня поджидал не менее фатальный облом. Если раньше один из десяти белых халатов что-то бормотал про «вбольницекуритьнельзя» то в данный момент они моментально образовывали группы внушения до десяти человек.
Так я обходил все используемые ранее нычки для курения. Везде одно и тоже. До половины сигареты докурить не успеваешь.
И да. Друзья в белых пальто, что воспламенели взорами и разверзлись устами на тему: «в больницах курить нельзя, это закон» Давайте-ка дружно погнали на хуй. Что б вам там, быдло-говно-моралистам, триперная цыганка давала гнойный клитор лизать. Что б вас там стадо волков из Дагестана выебало. Ниче я вам доказывать не буду, свиньи в биссере.
Отвлекся. В потугах найти где покурить, с перерывами на перекур, я таки добрался до минус первого этажа. Подвал по-русски. Лифт открывался на площадку примерно 3 на 5 метров, в центре стояло ведро для бычков. Лепота.
Вот тут то и начинается сама дедолиада.
Как и предполагалось, в вечерние часы подвальный отсек превращался в этакий клуб, 90 процентов которого состоял из моих любимых дедов. Причем, если в палате редко нарвешься на слаженный тандем чудо-дедов, то здесь была только элита. Только лучшие!
Существует 3 группы тем общения дедов:
  1. Алкоголь и воспоминания об алкоголе.
  2. Здоровье и лечение.
  3. «Политика».
Естественно, в политике дедушки плавают, путают Ходорковского с Навальным, и в любой момент готовы съехать на тему №1 через Горбачева и сухой закон. Однако, порой незамутненные понятиями о форме госудаственного устройства, форме государственного правления и политическом режиме, на фоне богатого жизненного опыта, мозги дедов способны дать серьезную фору ведущим политологам мира, но речь не об этом. Не стал бы я описывать обычный срач в исполнении дедов. Хотя началось все как всегда.
Немножечко про черножопое чмо, немножечко «забыли? — можем повторить», естественно всех в ядерный пепел. Я курил, наслаждался и не вмешивался. Скучал я по дедам.
Вот уже перекинулись на гейропу. Нормально. Там мол все в жопу долбятся, наш газ жгут и России сыр не продают. Сайдё-ё-ёт.
Уже собирался подняться в палату, как:
— да эти пидоры Пушкина грохнули, в курсе?
Я воткнул пароквочный тормоз назад.
— какие пидоры?
— а то ты не знаешь?
— ну-ка, ну-ка?
— как их… пидоро-массоны еврейские из голландии!
Небольшой, сухенький, седенький дед. Клечатая рубашка. Из-под закатанных рукавов непонятные синие узоры, в трехпалой правой руке сигарета без фильтра.
— пидоро-массоны? Может жидомассоны?
— я тебе говорю: еврейские.
— а Голландия причем? Дантес то ли из Франции то ли из Германии.
— от блядь, причем тут Жорка?
— какой Жорка?
— не какой а какакя!
Я вел диалог по инерции, стараясь не думать, а накопить массив информации для дальнейшего ориентирования:
— ну как какая: Жорка Дантес.
Забегая вперед, скажу: пришел, глянул в википедию — Дантес, Жорж Шарль
— дык он же мужик был.
Дед в клечатой рубашке глубоко затянулся:
— какой нахуй мужик, петушара он был, девочка, Жорка его кликали.
В принципе, что-то я такое помню. Усыновил его барон Гекерен, и живой ум мог додумать....
— знаешь кто его папка был? Продолжал Дед (не знаю как его зовут, а выдумывать не буду).
— барон Гекерен усыновил, дипломат был такой.
— вот вот, а откуда дипломат?
Признаться я слегка охуел. То есть сижу я, прусь от своей эрудиции и нетронутого старческим маразмом ума, а тут меня сморчок старый по программе 10-го класса гоняет.
— понятия не имею.
— из Голландии. Это сейчас вся европа пидорская, а в то время пидоро-массоны в голландии кучковались, усек? И с оттудова пидородесанты на Русь слали. Вот скажи, сколько лет Жорке Дантеске было когда его Гера в дети себе взял?
Я покраснел. Второй раз в жизни.
— 12 штоль...
— двенадцать, хуй че ты знаешь, а туда же...25 ему было (24 на самом деле-здесь и далее информация которую я потом нашел в википедии). Вот прикинь, старый хуила лет за пЕтдесят (44) себе сыночка заводит двадцати пятилетнего, это нормально по-твоему? Да Труба открыто за него звонил всем — пидор он чмошный!
— Труба?
— слышь, ты в школе учился? Был там такой гаврила, граф чтоли Трубецкой. Так он писал всем пацанам, что Герка Жорке дымоход кажный день чистит.
Я подавился сигаретным дымом, окружающие с интересом слушали историю убийства солнца русской поэзии.
Дед продолжил:
— ну а тут кучерявый нарисовался, да так, что хуй сотрешь, ясен-красен петушня на него глаз положила. Подкатывает к нему, мол неугодно, сэр, на пол-шишечки прямо в гудок?
Я откашлялся, закурил новую сиграету:
— и что Александр Сергеевич?
— что Александр Сергеевич?
— ну что ответил?
— гну еба, ты хоть знаешь за Сашку чего? Дед «показно» разочаровывался в моих познаниях о жизни и творческом пути Пушкина:
— ты знаешь какие он стихи писал?
Я решил не нагнетать, и принял роль:
— ну так, слышал мальца...
— мальца-а-а,-протянул Дед и сплюнул под ноги:
«Мой дядя, честный вор в законе,
Когда зависнул на креста,
Он оборзел, как бык в загоне,
Хоть с виду был уже глиста.
Его прикол — другим наука;
Но стрёмно — век я буду сука!
Сидеть с „бацилльным“ день и ночь -
Ни выпей, ни посцы, ни вздрочь,
Какой же, блин, дешевый зехер
Мне с бабаём играть в жмурка,
Ему смандячив кисляка,
Колеса гнать за делать нехер»
Неожиданно продекламировал Дед. Евгения Онегина я опознал только по ритму что ли.
Дед неунимался. Или вот:
«Я тусанула вам малявку;
Хуль тут еще соображать?
Теперь вы можете воровку
За делать нехер облажать.
Но вы, мою судьбу-кантовку
Не парафиня, не говня -
Не офоршмачите меня.
Сперва метлу я привязала;
Поверьте, я бы, как транда,
Не раскололась никогда,
Когда бы я в натуре знала,
Что редко, хоть в неделю раз,
На хазе буду мацать вас.»
Чуешь: «на хазе буду мацать вас», это какую же башку надо иметь что б сочинить такое, этож талантище, ебтваюмать!
Я умышленно избегаю описание своих ощущений и мыслей, ибо кроме банального «я охуевал» мне сказать нечего.
— а тут к нему петушня со своими приколами, прикидываешь? Ясен хуй он их под шконку ногами запинал — пидоров руками трогать нельзя. Ну и понеслась… Говномесы-то уже при дворе обосновались, за Жучку слышал?
Я молча помотал головой.
— Ну Жучка, наш петух, русский.
— Жуковский? Озарило меня.
— я и говорю, Жучка, кароч он к Сашку еще по молодости подкатывал, но Сашка пацан правильный был, хоть и нигрила, на хер его послал, тогда Жучка ему свою карточку подогнала, мол на память.(Имеется ввиду портерт с надписью «Победителю ученику от побежденного учителя», спорили они с Жуковским кто лучше сказки напишет).Ты вот прикидываешь, чтоб нормальный мужик пацану свою фоту подарил? А знаешь как Жучка баб ненавидел, я читал у него, так он там Лизу так зачморил, что аж мне дико… Кароч страшный пидрило был, даром что не голандский.
— а Пушкин-то причем? Это не я, это кто то из аудитории.
— да погоди, слушай: кароч Кучерявый петушню отшил, все по закону сделал, ну и дальше живет, творчество гонит. А пидоры обиду затаили. Ну и придумали: подослали к Наташке, бабе Кучерявого, пидорка смазливого — Жорку Дантеса, он ее и того, по самые помидоры. Жопа с дупло дикообраза, а кукан стоит видать. А потом к Пушкину, мол мы теперь молочные братья. Кучерявый не дурак был, видит в блудняк втравить хотят, ну и ответил, мол я со своей пиздой сам разберусь, а ты чушка жопошная пшел к параше, мне с тобой не в уровень пиздеть, таких как ты убивают сразу, да пули жалко.
Ну петушня тут совсем охуела. Кучерявый-то красавец, Наташка — шлюха, а Жорка с Геркой — как были пидорами страшными так и остались.
Тогда Герка вспомнил, что он барон Геккерен и от своего баронства всем сильным парням малявы разослал, мол такая херня, Кучерявый то того… я Дантеса ебу, Дантес наташку ебет, а Кучерявый ее за секель губками трогает, считайте что я Кучерявому на клык навалил. Ну, естественно, и Пушкину такое  же письмецо отправил.
Тут уж понятно, такое никто не стерпит, и пошли они стреляться, мода такая была. Нет бы гвоздь в ухо загнать, нет бля, к барьеру...
Сашка хоть и негра, но со шмалера работал как бог. 30 раз (29) к барьеру ходил, никого не грохнул. Бывает посадит на понятия, да и шмальнет по бухлу. Они там всегда бухло держали, чтоб значит мировую выпить. Красвец парень был, талантище.
Ну вот, вышли они, стали друг на против друга, и Жорка — петушня подлая Александру Сергеичу в брюхо и саданул чуть не в упор.
Кучерявый от таких раскладов охуел конечно, но виду не показал. Достал свой наган, прицелился, хлоп. Ебнул бы жопосуя, бля буду ебнул бы, но эти суки ему волыну кривую подсунули...
Дед замолчал, жадно затянулся, молча смотрел в пол. Было видно, он переживает за поэта.
Я не смел глумить, я все также тихо охуевал. Дело в том, что все что я знаю об Александре Сергеевиче удачно вписывается в теорию пидоромассонского заговора.
Внезапно Дед продолжил:
— кароч, привезли его домой, положили, он бедолага мучается, а вокруг кто? Наташка — подстилка петушиная и Жучка, понял?
Дед уставился на меня.
Я промолчал, но что-то смутно опять припоминал что часы в момент смерти Пушкина остановил Жуковский. Еще я что-то вспоминал, что в 37-м году вродь уже делали полостные операции и перетонита можно было избежать...
— Кароче старшной смертью пацан помер, и под конец знаешь какой завет дал?
Я знал. Под конец по легенде Пушкин попрощался с книгами, назвав их друзьями.
Дед помолчал, и выдал:
— Под конец, говорит, мол хуй с вами блядями, с тобой, петушара чмошная, и с тобой подстилка, единственные мои други — киги на полках, вот им удачи, а вы, маразота, ответите. И ответили, бля буду ответили.
Тут вдруг пришел лифт, и я торопливо, не прощаясь, устремился в палату к википедии.
182
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Этот сайт использует файлы cookies, чтобы облегчить вам пользование нашим веб-сайтом с целью повышения удобства для пользователя, а именно — дополнения сайта функциями социальных сетей, статистического анализа и оптимальной работы сторонних сервисов подключённых к этому сайту. Продолжая использовать этот веб-сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Подробнее о том, как мы пользуемся файлами cookies и как ими управлять, вы можете узнать нажав на ссылку ниже.